Отраслевые новости

Как три буквы изменили бизнес: о чем говорили на первом ESG-конгрессе

14 октября 2021 года РБК провел конгресс «ESG- (Р) Эволюция». Рассказываем о главных заявлениях, выводах и наблюдениях мероприятия

Принципы пришли в практику
Главный вывод конгресса — бизнес изменил свое отношение к ESG-практикам и инструментам и теперь готов их применять. Причем основные изменения произошли в течение последнего года.

Прошлой осенью «ВЭБ.РФ» опрашивала клиентов по поводу того, интересно ли им привлечь «зеленые» кредиты или выпустить «зеленые» облигации, рассказал вице-президент госкорпорации Дмитрий Аксаков. Во многих случаях компании были готовы использовать такие инструменты только если им за это доплатят. Но теперь ситуация другая.

«Мы слышим от компаний много пожеланий о том, чтобы выпустить «зеленые» финансовые инструменты», — говорит Аксаков. Среди тех, кто уже проявил интерес, — производители металлов, химическая промышленность, транспортные компании. Если раньше об экологической модернизации «задумывались лишь энтузиасты», то теперь это становится массовым явлением, подчеркивает вице-президент «ВЭБ.РФ».

Рост интереса к ESG подтверждает статистика регулятора. За неполный 2021 год рынок публичного устойчивого финансирования вырос более чем в шесть раз, отмечает директор департамента корпоративных отношений Банка России Елена Курицына. Она также напомнила, что действующие стандарты эмиссии ESG-бумаг планируется смягчить. А для компаний из «коричневых» отраслей, которым пока недоступно «зеленое» финансирование, — запустить климатические облигации и облигации устойчивого развития, позволяющие привлекать средства на эко-трансформацию.

«Дискуссия по поводу ESG перешла от глобальных целей и уровня ООН в абсолютно практическую плоскость — в разработку инструментов, способов их применения, формирования площадок, на которых это можно обсуждать, — комментирует заместитель президента-председателя правления ВТБ, директор Высшей школы менеджмента СПбГУ Ольга Дергунова — То есть власти и бизнес приступили к практическим действиям».

Риски пугают, но не останавливают
Хотя компании осознают пользу устойчивого развития, масштабы изменений и смена технологического уклада пугает бизнес. «Огромная часть бизнес-сообщества воспринимает ESG как угрозу», — говорит партнер EY Артем Ларин.

Вопросы, связанные с новыми «зелеными» технологиями, несут в себе серьезные вызовы для современной промышленности, согласен замглавы Минпромторга Виктор Евтухов. «В случае принятия всех экологических целей, которые заявляют сегодня в мире, возникает риск остановки части промышленных предприятий — наверное, к середине нынешнего столетия», — предостерегает он.

Речь, в частности, идет о металлургии. Более половины выплавки стали в России производится конвертерным способом, который считается не самым экологичным.

«Чтобы встретить новую безуглеродную эпоху, необходим технологический рывок. А для этого нужно провести раунд инвестиций в CAPEX (капитал для модернизации физических активов. — РБК Тренды), обеспечить определенное перевооружение, — напоминает член правления ВТБ Максим Кондратенко. — Уверен, мы еще будем свидетелями появления новых материалов и технологий, которые естественным образом будут замещать то, что генерирует больше парниковых газов».

В Минпромторге подчеркивают, что вкладываться в модернизацию нужно уже сейчас. «Пока у нас достаточно времени, чтобы сделать это в полном объеме», — считает Евтухов.

Без господдержки не выйдет
Господдержка — обязательное условие перехода на новый технологический уклад, согласились большинство спикеров конгресса.

«Мне кажется, без поддержки это сделать невозможно. В какой форме она может быть — субсидии, некие гарантии, другие инструменты — это другой вопрос. Но на первых порах она, безусловно, будет присутствовать», — уверен Кондратенко из ВТБ.

В качестве примера он приводит возобновляемые источники энергии. «Лет пять назад без субсидирования тарифов было невозможно добиться окупаемости этих проектов. Сейчас цена на эту энергию уже близка к традиционным источникам, проекты могут выйти на самоокупаемость без господдержки», — рассказывает топ-менеджер.

Участники финансового рынка также говорят о необходимости стимулирования. «Для развития ESG-инвестиций необходимо повышение финансовой грамотности российского инвестора, необходимы стимулы для инвестиции в ESG-фонды, — отмечает CEO «ВТБ Капитал Инвестиции» Владимир Потапов. — В качестве варианта можно было бы рассмотреть налоговые преференции для инвесторов в фонды ESG — например, сокращение срока владения паями для получения налогового вычета».

Пока ни для инвесторов, ни для эмитентов устойчивых облигаций не видно существенных выгод, сетует руководитель блока корпоративно-инвестиционного бизнеса «Инвестиционного банка Синара» Алексей Куприянов. «Стимулы могут быть не только финансовые, они могут быть регуляторными и необременительными с точки зрения бюджета», — считает он.

Регулятор полагает, что такие меры могут быть полезны на краткосрочном горизонте. «Но мы понимаем, что это самовоспроизводящийся рынок. И когда будет накоплена критическая масса и эмитентов, которые правильно себя позиционируют с этой точки зрения, и инвесторов, которые понимают ценность инвестирования в такие инструменты, то дополнительного стимулирования со стороны государства уже не потребуется», — говорит Курицына.

Для «физиков» предложили госпрограмму
Участия государства рынок ждет и для вовлечения граждан в экологическую повестку. Так, ВТБ предложил запустить федеральную госпрограмму экоипотеки с фиксированными ставками 4–5% годовых.

«Мы хотим убедить правительство, что надо переходить на строительство энергоэффективных зданий. Понятно, что это дорого и для строителя, и для потребителя. Но если мы стремимся экономить наши ресурсы, то нужно этим заниматься», — объясняет заместитель президента-председателя правления ВТБ Анатолий Печатников.

Ранее банк запустил собственную экоипотеку на дома с высоким классом энергоэффективности. Дисконт по сравнению с обычной ипотекой составляет до 1,6 процентных пункта.

Незадолго до начала конгресса банк также объявил о создании ESG-платформы, на которой собраны финансовые продукты и сервисы, отвечающие устойчивым стандартам. Здесь можно, в частности, получить доступ к мерам соцподдержки и льготным кредитам в режиме «одного окна». «У нас было порядка 25 совершенно конкретных инициатив. Мы все это систематизировали, обобщили и с этой повесткой поедем в регионы», — рассказывает Печатников.

По его мнению, предназначение банковской системы в рамках ESG — это, прежде всего, участие в социальных программах и забота о человеческом капитале. Сегодня банки делают это в том числе через адресную поддержку.

Недавно пул кредитных организаций, включая ВТБ, доначислил 10% к «школьным» выплатам для своих клиентов. Некоторые также отказались от комиссионных за организацию адресных выплат от государства. «Мы готовы немножко уступить в прибыли сегодня, понимая, что через несколько лет эти клиенты с нами останутся», — комментирует Печатников.

Стандарты унифицируют
Чтобы устойчиво развиваться, компаниям не хватает не только стимулов, но и единых подходов к ESG-оценке.

Сегодня в мире насчитывается больше 600 различных ESG-рейтингов. Причем они не очень хорошо соотносятся между собой, отмечает CEO «ВТБ Капитал Инвестиции» Владимир Потапов. «Мы как профессионалы не можем понять, куда смотреть. Что говорить про розничного инвестора?» — говорит он.

«Это очень большая проблема», — согласен ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов. По его словам, одни и те же компании могут хорошо выглядеть в одном рейтинге, но плохо в другом. Поэтому первостепенная задача — определить единые стандарты.

Ениколопов надеется, что в будущем количество рейтингов сократится, и их можно будет пересчитать по пальцам одной руки.

Регулятор, в свою очередь, обращает внимание на проблему со стандартами раскрытия нефинансовой отчетности. Их насчитали более 70. «Весь мир движется к единому стандарту, и мы тоже перейдем к тому, чтобы был установлен единый стандарт на регуляторной основе», — обещает Курицына.

Низкоуглеродные технологии заработали
За день до проведения ESG-конгресса стало известно, что Россия хочет сделать свою экономику углеродной нейтральной к 2060 году. Этому поспособствует в том числе электротранспорт. Здесь есть определенные подвижки, рассказывают участники конгресса.

Например, Москва решила отказаться дизельных автобусов и с 2021 года закупает только электробусы для городского парка. «Мы видим тенденцию по замене и прочего транспорта на электрический. Понятно, что это пока не носит массовый характер, но это вопрос времени», — полагает вице-мэр Москвы Владимир Ефимов.

В Segezha Group отмечают, что больше всего выбросов СО2 дает не основное производство, а маневровые дизельные тепловозы. Поэтому их переводят на электрическую тягу. В Siemens также заявляют, что в железнодорожном машиностроении ориентируются на электротранспорт, который намного более экологичен по сравнению с дизельным.

Переход на электротранспорт финансируют в том числе за счет ESG-инструментов. Весной 2021 года Москва разместила выпуск «зеленых» облигаций общим объемом около ₽70 млрд. По словам Ефимова, на бумаги был высокий спрос среди физлиц. Поэтому сейчас город готовит облигации специально для «физиков» с гарантией выкупа по номиналу.

След посчитают по всей цепочке
По мере развития ESG-практик компании начинают нести ответственность не только за свое социальное и экологическое воздействие, но и за своих партнеров.

В некоторых европейский странах — например, Германии — эта норма становится обязательной, напоминает вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Давид Якобашвили. На первом этапе новация коснется бизнеса с численностью сотрудников более 5 тыс. Но затем правило хотят распространить и на менее крупные компании.

В качестве примера Якобашвили приводит оборудование, которое требуется для перехода на электрическую тягу. При производстве аккумуляторов используют в том числе кобальт. Но его добыча связана с серьезным воздействием на экологию.

«После добычи кобальта в Конго следующие 50 лет расти (в зоне разработки. — РБК Тренды) ничего не будет. Конечно, в Европе это не ощущается. Но мы должны взять на себя ответственность за то, что происходит там, где все это добывают», — уверен Якобашвили.

Часть компаний уже приняли решение сделать всю цепочку поставок и производства продукции углеродно-нейтральной. Так, Siemens планирует добиться цели до 2050 года и уже учитывает этот критерий в закупках и при выборе поставщиков.

Компании начали сотрудничать
Масштабы ESG-повестки требуют совместных усилий, соглашаются представители бизнеса из разных отраслей. Это касается всех секторов — промышленного, финансового и потребительского.

В России исторически внедрялось огромное количество инноваций, говорит председатель совета директоров En+ лорд Грегори Баркер. Речь, в частности, о новом «зеленом» алюминии с низким углеродным следом, поставки которого недавно начал «РУСАЛ». Эти инновации хороши не только для России, но и для всего мира, считает Баркер. «Но для того, чтобы реализовать их, потребуется партнерство между компаниями», — подчеркивает он.

Некоторые договоренности бизнес зафиксировал прямо в рамках конгресса. РБК, Банк Хоум Кредит и рейтинговое агентство НКР договорились о создании Клуба ответственного бизнеса. Предполагается, что он станет дискуссионной площадкой для компаний, следующих принципам устойчивого развития. Одна из основных целей — партнерства для социальных и экологических проектов, обмен опытом и продвижение лучших практик.

Кроме того, в день конгресса «Магнит» и производители товаров повседневного спроса подписали Кодекс добровольных обязательств. Он относится к инициативе «Вместе за здоровое будущее», о которой ранее объявлял ретейлер. К кодексу присоединились в том числе PepsiCo, L’Oreal, Procter&Gamble и консалтинговая компания BCG.

Потребители не видят своей роли
Самих потребителей очень волнует тема экологии, но они пока не понимают, какую роль могут сыграть в снижении углеродного следа и сохранении планеты.

По данным P&G, вопросами защиты окружающей среды обеспокоены 70% российских потребителей. При этом 98% полагают, что производители товаров должны предпринимать больше экологических усилий.

«Но только треть потребителей считают, что они сами могут что-то сделать. Это проблема. На домохозяйства приходится одна треть выделений CO2. Мельчайшие, незначительные изменения ваших привычек могут сыграть огромную роль для будущего, для других поколений», — говорит вице-президент по финансам P&G в Восточной Европе Питер Битс.

При этом он уверен, что компании напрямую заинтересованы в этом, чтобы воспитывать осознанного потребителя. «Да, это экономически выгодно, Я вообще считаю, что это абсолютная необходимость», — заявил топ-менеджер.

Работать с потребителями планируют в рамках новых обязательств, которые взяли на себя производители товаров совместно с ретейлером. Компании надеются сделать покупателей более осознанными и простимулировать к ответственному поведению. «Мы пытаемся показать потребителям, что мы вместе — и общество, и компании — можем действительно изменить жизнь и природу к лучшему», — заключает Битс.

Источник: РБК

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»